‘Ливни снова вминают в землю все мои бедные фиалки.’

Мои выписки из ‘Записных книжек’ Ерофеева, опубликованных в 2011 г. Новой газетой.

1979

Я же тебе не мешал, когда ты грезила, вот и ты не мешай мне грезить.

Не мешало бы и немного сбокуприпечности, хатаскрайности, ближектелости. Короче, занимайся цветоводством все это лето.

Люблю давать неверные оценки и ложные трактовки. Самоочевидное.

Салтыков: — Все это от эмпиреев и от вина.

В начале мая — я как колечко, в море оброненное, как соль рассыпанная, как разбитое зеркало, как чешущийся нос.

И вот — (глядя на соседа Виноградова) все было не зря, вся эволюция, религиозные распри, взлеты и провалы династий, Распятие и Вознесение, варфоломеевские ночи и волочаевские дни — все для того, чтоб поставить у забора вот это итоговое, окончательное, рвотное.

18 мая — В Москве. Прежнее лето. Балконные затеи.

Лето. Действие то же, что долгое музыкальное слушание. Ничто не проходит вовнутрь и поверхностное оглупление, начиная с речевого аппарата. Зимний лексикон всякого человека обширней летнего.

На скользком склоне лет своих,

в расцвете своего бессилья.

Вот уже 50 дней — меркну, скудею, оправляюсь и опорожняюсь, сумерничаю.

Света в нем нет, в этом человеке, его не любят, как обложной дождь не любят.

На время убраться отсюда, хоть немножко повосвоясничать.

Гром победы, раздевайся.

Заголяйся, как сталь.

Тебе хорошо, зараза, ты согрет всенародной любовью, а вот я — зябну.

Между мною и им еще вот какая разница: он ни разу за жизнь не прочел ни одного псалма (изнутри, конечно), ни горького, ни ликующего, ни одного.

Мы — люди выдержанные, крепленые, марочные мы люди, цены нам нет. Мы не какие-нб. там шипучки. И десертности в нас нету.

Я — роскоши предмет. Ты первейшей необходимости предмет, Н., в Советской России цена твоя стабильна.

Он человек документальный, а я широкоформатный, игровой.

Я макулатурный, а ты веленевая; короткометражный.

Вот ведь в чем еще дело. Я ничего не понимаю, хоть бы что-нб. было бы не тайной (ну, вот ЭТО самое даже). У них — никакой тайны ни в одной вещи на свете.

Боре Сорокину — ристалище.

Игорю Авдиеву — капище.

Ваде Тихонову — торжище.

Андрею Петяеву — зрелище.

Вен. Ер. — пастбище (летом)…

Не люблю их, потому что в них нет ни степенства, ни превосходительства, ни благородия, ни уж тем более высокоблагородия.

Летаргический вы народ, нет в вас високосности.

Сады моей души всегда узорны.

К самоубийству склонны гордецы и себялюбцы. То есть уйальдовский принцип: кого люблю, того и убиваю.

У кого фатера — тюрьма, у кого — шалашный рай, у кого — зал ожиданий. У меня — камера хранения.

Туда же: антикремлевский мечтатель.

Туда же: вы — бывалые, а я — небывалый.

Туда же: вы — лающие, я — пылающий.

Я — дурак паршивый сам собою. Я — дурак, который слишком долго плакал.

Они ведь все-таки легко выговариваемые. А меня, чтоб выговорить, язык сломаешь.

Москва — Петушки, ведь, в сущности, жалобная книга.

Зима 1979-1980

Манера письма должна быть чрезвычайной, а интонация — полномочной.

А веселиться я не люблю. Я человек бесшалостный.

Я на мир не смотрю, я глазею на него.

И набожность должна быть одаренной — а у него она и не глубока, а упряма.

Человек — это звучит горько (просто сорвалось).

Весна—лето 1980

Настолько боюсь высоты, что, случается, опасаюсь взглянуть на землю с высоты своего собственного роста — почти двухметровой бездны.

Воздушная, как тревога.

Я как дельфиниум: светолюбив, но теневынослив.

Я рад, что я, как и моя отчизна, весь сделан из отдельных недостатков и временных трудностей.

Вот и повод для поседения. Я в Петушках покупаю бутылку перцовки, сажусь в поезд, отъехал, разложил закусь, руки потер, вздохнул, — нет бутыли.

У меня вот, например, нет чувства своей необходимости в мире, а у них — есть.

До 40 лет душа моя была золотою россыпью, теперь — алмазные копи.

5 августа — Ипомеи, оказывается, даже не однодневки, а короче: свертываются и от солнца, и от дождя, и от света, и от сумерек. Чего они больше всего боятся — непостижимо. Но их все больше. Ливни снова вминают в землю все мои бедные фиалки.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s